Интервью с Александром Григорьевичем Гагариным — президентом «Коллегии экспертов и оценщиков Ювелирных изделий и антиквариата».

Вечное в современности

«Universal Vip Club»
Клубный журнал 2006г.

Сегодня мы беседуем с одним из ведущих в России специалистом по оценке ювелирных изделий, антиквариата и драгоценных камней, профессором Александром Григорьевичем, Гагариным — президентом Коллегии экспертов и оценщиков Ювелирных изделий и антиквариата, председателем Подкомитета ТПП РФ по оценке драгоценных камней, ювелирных изделий и произведений Искусства.

UVC: Уважаемый Александр Григорьевич, каковы возможности возглавляемых Вами организаций в области профессиональной оценки произведений искусства?

А. Г.: Возможности достаточно широкие. Многое зависит от того, какие конкретно предметы надо оценивать. Когда идет разговор о ювелирных изделиях, то нужно иметь в виду, что они подразделяются на современные и антикварные. Антиквариат — это достаточно широкий спектр предметов оценки, включающий живопись, скульптуру, старинную мебель, иконы.

С другой стороны, современные изделия, включая произведенные в XX веке, представлены достаточно широко. Специалисты, участвующие в оценке, члены нашей Коллегии экспертов и оценщиков специализируются каждый в своей совершенно определенной области: оценщики ювелирных изделий, в т. ч. антикварных; геммологи, которые занимаются драгоценными камнями; эксперты из музеев Московского Кремля, Государственного Исторического музея, из Министерства культуры — т. е. эксперты самых разных направлений.

Вначале проводится экспертиза того или иного произведения искусства, а затем дается его оценка.

UVC: Каковы возможности и перспективы инвестирования средств в драгоценные. камни и уникальные произведения искусства?

А. Г.: Если говорить о драгоценных камнях, то вопрос этот достаточно сложный. Известно, что есть камни первой группы: бриллианты, рубины, изумруды, сапфиры и александриты с хорошим александритовым эффектом. Они дешеветь не будут. Но так ли уж сильно они будут дорожать, чтобы в обозримом будущем на них можно было бы заработать деньги, сомневаюсь. Думаю, процентов на десять в год, но не более. Инфляция идет быстрее, во всяком случае, у нас.

Что касается цен на произведения искусства, в т.ч. и не антиквариат, то в прошлом году в России они достигли мирового уровня, а сейчас даже превышают его. Особенно это касается произведений российских художников начала и середины ХХ века. Сейчас, например, работы Шагала, Кандинского идут по более высокой цене, чем картины Айвазовского, даже на международных аукционах, не говоря уже о России.

Вложение капитала в произведения искусства очень надежно, поскольку стабилен рост их стоимости на 10-20% в год, а по некоторым направлениям и того больше. В то же время число коллекционеров по российским данным увеличивается на 70-80% в год, соответственно увеличивается спрос — и цены стремительно растут.

UVC: Оценка произведений искусства представляет собой совершенно уникальную сферу оценочной деятельности, где критерии оценки зачастую размыты и иногда имеют субъективный характер. Однако для оборота произведений искусства нужны конкретные и объективные цифры. Как удается добиться адекватной оценки того или иного произведения искусства?

А.Г.: Основой для оценки произведения искусства является экспертиза. Если проведена тщательная адекватная экспертиза, выводы экспертов обоснованны, то тогда можно заниматься анализом рынка аналогичных произведений и, на основе анализа российского и зарубежного рынков, достаточно определенно представить себе, сколько будет стоить то или иное произведение искусства. Необходимо также учитывать моменты, характерные именно для России. У нас есть несколько организаций, имеющих право выдавать экспертные заключения, которые признаются и за рубежом. Это Научно-реставрационный центр имени Грабаря, Третьяковская галерея, музей А.С. Пушкина, Русский музей, Эрмитаж. Проблема заключается в том, что там работают живые люди, со своими симпатиями и антипатиями, и частенько бывает так, что одна организация атрибутирует вещь как произведение искусства, например, Константина Коровина, а другая утверждает: ничего подобного, это совсем не то, — и начинаются вопросы, как оценивать? Поэтому мы работаем только с первоклассными экспертами и в ближайшее время намерены подписать договор о совместной работе с Научно-реставрационным центром им. Грабаря.

К нам приходят клиенты с экспертными заключениями от Русского музея, Научно-реставрационного центра им. Грабаря, Третьяковки, и мы на основании этих экспертных заключений проводим оценку.

Геммологическую экспертизу могут проводить несколько сертифицированных экспертов-геммологов. В частности, мы работаем с Геммологическим центром МГУ, который является членом Коллегии экспертов и оценщиков ювелирных изделий и антиквариата. Мы направляем наших клиентов для получения экспертного заключения, а Геммологический центр направляет своих клиентов к нам для стоимостной оценки, после того как проведена экспертиза.

Чтобы дать стоимостную оценку в рублях, долларах или евро, нужно иметь лицензию Минимущества, которая есть у нашей Коллегии, и, кроме того, Коллегия является единственной в России оценочной организацией, которая имеет Сертификат Соответствия Торгово-Промышленной палаты России.

UVC: О каких наиболее интересных работах Вы могли бы рассказать?

А.Г.: Работы бывают разные, и каждая из них по-своему интересна. Одна из наиболее интересных работ — это оценка собрания произведений живописи Инкомбанка, которая носила, я бы даже сказал, несколько скандальный характер. Там было порядка семисот картин, фотографий, гравюр и т.д., а примерно 65-68 картин считались особо ценными. Из них три работы Малевича: один из вариантов «Черного квадрата», «Автопортрет» и «Портрет жены». Об этом очень много писали, было множество споров. Нам даже пришлось командировать нашего эксперта в Испанию, поскольку там оказалась очень дорогая картина из собрания Инкомбанка. Наш специалист нашел ее где-то под Барселоной на винном складе.

Интересная работа была также по оценке колье, состоящего из 317 бриллиантов. Долго не могли разобраться, что за мастер его создал. Клеймо было нам неизвестно. Мы пригласили известных специалистов, и только в музее Московского Кремля удалось установить автора — ювелира фирмы Фаберже Хольстрема. Для того чтобы установить это, потребовались научные исследования экспертов. Естественно, что, после того как автор был установлен, стоимость колье значительно возросла.

Совсем недавно была еще одна интересная работа, связанная с оценкой потрясающей по красоте броши конца XIX века, состоящей из 76 бриллиантов, сертифицированных специалистами Геммологического центра МГУ. Чтобы определить автора этого произведения ювелирного искусства, эксперты Коллегии экспертов и оценщиков ювелирных изделий и антиквариата провели тщательную искусствоведческую экспертизу и установили, что авторами ее был выдающийся придворный ювелир, создававший свои произведения по заказам коронованных особ, — Болин (Bolin). После целой серии искусствоведческих и геммологических экспертиз были оформлены все необходимые документы, и это выдающееся произведение искусства скоро займет достойное место в одной из ювелирных коллекций.

Большая работа была проделана по заказу МИДа. Наши эксперты оценили антиквариат и произведения искусства в 29 посольских особняках в Москве.

UVC: В какие сроки проводится оценка?

А.Г.: Все зависит от объема работы. Если не затевать серьезную технико-технологическую экспертизу с применением рентгена, тепловизоров, химического анализа, инфракрасных методов исследования, то самая сложная оценка занимает, как правило, пару недель.

UVC: Если у частного или юридического лица возникнет необходимость в оценке ювелирного изделия, картины или, например, уникальной мебели, как решить эту проблему?

А.Г.: Очень просто. Нам звонят или к нам приезжают. Заключаем договор, в котором должна быть четко указана цель оценки. Клиенты могут обратиться к нам напрямую или через своего представителя. Это могут быть как частные, так и юридические лица. К нам обращаются страховые компании для оценки коллекций в страховых целях, банки для оценки залогов и т.д.