Интервью с Александром Григорьевичем Гагариным. Журнал «Услуги и цены»

Интервью с Александром Григорьевичем Гагариным

Николай Казанцев
Услуги и цены №1 (221) январь 2006

В заботах о хлебе насущном, в суете повседневных дел и хлопот многие люди уже мало обращают внимание на рынок современных сокровищ — ювелирных изделий, антикварных вещей и шедевров художественного творчества, где-то справедливо полагая, что это дано только нынешним нуворишам, состоятельным гражданам нашей страны. Так ли это? Мы решили чуть-чуть заглянуть за кулисы этого древнего бизнеса, поговорив с президентом Коллегии экспертов и оценщиков ювелирных изделий и антиквариата, председателем подкомитета ТПП РФ по оценке драгоценных камней, ювелирных изделий и произведений искусства профессором Александром Григорьевичем Гагариным.

— Александр Григорьевич, вы возглавляете две солидные общественные структуры. Это родственные организации или между ними существует какая-то принципиальная разница?

— И Коллегия, и подкомитет Торгово-промышленной палаты РФ — это, по сути, общественные организации, но имеющие различный правовой статус. Коллегия экспертов и оценщиков ювелирных изделий и антиквариата в отличие от ТПП РФ, которая существует только как общественное формирование, является по форме некоммерческим партнерством, а посему может заниматься коммерческой деятельностью, прибыль от которой идет на выполнение уставных задач нашей организации. Но мир оценщиков и экспертов в этой сфере достаточно тесен, и многие из них состоят членами этих уважаемых организаций.

Интересно, почему? В условиях становления рыночной системы в России общественная деятельность стала непопулярной у людей.

— Не все меряется размером вознаграждения за работу. Членство в этих организациях является по существу продолжением профессиональной деятельности оценщиков. Коллегия с точки зрения высокого профессионализма и признания его индивидуальных членов — признанный общественный орган в среде этого рода специалистов. Роль и значение Торгово-промышленной палаты тоже общеизвестны. ТПП РФ пользуется непререкаемым авторитетом не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. Мы стараемся использовать силу и возможности обеих организаций, чтобы защищать нашу профессию, лоббировать ее интересы на всех уровнях государственного и общественного управления. Поэтому данная общественная работа является не обременительной, а профессионально необходимой и почетной.

Хорошо, а что составляет сегодня главную заботу в деятельности возглавляемого вами подкомитета ТПП РФ по оценке произведений искусства и ювелирных изделий?

— Один из главных вопросов, которым занимается наш подкомитет, — это разработка методики оценки ювелирных изделий, антиквариата, произведений искусств. Дело в том, что до недавнего времени эта важная деятельность находилась в хаотическом состоянии. Оценка объектов возможной купли-продажи, будь это, скажем, недвижимость, машинное оборудование или ценные бумаги, имеет под собой какое-то объективное основание, некую экономическую теорию. А вот что касается нашей работы, такой экономической базы не существует по многим причинам. Ведь даже серийные ювелирные изделия отличаются друг от друга и довольно сильно. Например, каждый драгоценный камень, даже синтетический, отличается по включениям, цвету, огранке и другим параметрам. Не говоря об индивидуальных художественных работах, произведениях ювелирного искусства. Жесткой экономической теоретической базы нет и быть не может, но ведь как-то нужно определять пределы оценки, должны быть разработаны объективные критерии оценочной деятельности. Такая методика для ювелирных изделий была разработана и выпущена под эгидой ТПП РФ два года назад, но жизнь не стоит на месте. Поэтому данная методика совершенствуется, поскольку меняются требования к оценочной деятельности, появляются новые методы диагностики драгоценных камней, металлов, новые правила залогов, ввоза и вывоза товаров, то есть тех моментов гражданского оборота, которые требуют независимой оценки. Чтобы оценка была более-менее упорядочена, чтобы здесь не было полного разброда, нами ведется разработка новых методических рекомендаций и стандартов по оценке, во-первых, драгоценных камней и ювелирных изделий и, во-вторых, произведений искусства и антиквариата.

Какие специалисты входят в состав Коллегии оценщиков?

— Как правило, профессионалы высокой квалификации — специалисты из Министерства культуры, музеев Московского Кремля, Музея декоративно-прикладного искусства и многих других. Мы привлекаем экспертов-искусствоведов и из других учреждений культуры и искусства — специалистов по художественному металлу, керамике, фарфору, дереву, драгоценным камням и т.д. У нас, например, есть специалист, который с точностью до месяца определяет возраст дерева. По материалу подрамника он может рассчитать, когда примерно написаны картина, икона или сделана мебель. Есть эксперты, которые специализируются по ювелирным подделкам — «под Фаберже», «под Постникова», «под Хлебникова», «под Сазикова» и др.

Кто является вашими основными клиентами и заказчиками?

— Достаточно часто обращаются государственные органы контроля, прежде всего — все наши московские таможни, авиационные и наземные. Сами понимаете, оборот произведений искусства, антиквариата, драгоценных камней и металлов через границу осуществляется довольно большой. К нам обращаются за консультациями органы правопорядка и управления — МВД, ФСБ, Российского фонда имущества России, а также банки, страховые компании и другие организации и фирмы.

— Кроме того, мы выдаем сертификаты на награды, призы, дорогие подарочные сувениры, на которые требуются документальные подтверждения их фактической стоимости. Бывают иногда очень интересные заказы. Не так давно, например, мы выдали сертификат на часы с драгоценными камнями и с портретом президента России В. В. Путина и его автографом на циферблате. Стоят они больших денег, что мы фактически и подтвердили своим документом. Есть структуры, которые пополняют свой наградной фонд, на их изделия мы даем соответствующие сертификаты.

Видимо, это хороший бизнес?

— — Хороший в том смысле, что он представляет интерес для многих потребителей. А вот с точки зрения прибыльности, должен сказать, в этой сфере не очень высокие доходы.

Но жить, видимо, можно? Кстати, на рынке драгоценностей, антиквариата присутствуют только сильные игроки? Или здесь есть место представителям малого и среднего бизнеса?

— Конечно, есть. Всегда самым выгодным видом предпринимательской деятельности была торговля, если иметь в виду легальный бизнес. Немало предприятий малых форм и индивидуальных предпринимателей, производителей и торговцев кормит эта сфера. Но, как я сказал, доходность этого направления бизнеса в России пока не самая высокая. Во многом тому причина — несовершенное законодательство. Обращение драгоценных камней и металлов, культурных ценностей неразумно зажато. Только под напором общественного мнения совсем недавно отменили НДС на ввозимые культурные ценности. А что касается вывозимых ювелирных товаров и произведений искусства, в стране действуют почти непреодолимые барьеры, поставленные еще в советском прошлом. Вывести и продать хотя бы на международных выставках-ярмарках отечественные ювелирные изделия практически невозможно. Такие созданы препоны и заформализованные правила вывоза. На всех международных выставках у наших экспонентов спрашивают с удивлением: «А зачем вы сюда приехали, если у вас ничего купить нельзя?» Внутри страны ювелирный и антикварный бизнес не имеет большой отдачи из-за низкой покупательной способности основной массы населения.

К сокровищам везде особый интерес и внимание. Но неужели только у нас в России такие жесткие правила обращения на ювелирном рынке?

— Страна здесь ни при чем, насколько я понимаю — это все игры чиновников. Те же Арабские Эмираты — один из лидеров современного мирового рынка драгоценных металлов и камней — создали для его процветания и развития нормальные условия. Сюда разрешен ввоз любых ювелирных изделий, но, если продал, заплати 5 %-ную пошлину от заявленной стоимости вещи, и все! А вывозить можно все, что хотите. Никто у вас ничего не спросит. Ясно, что это не оружие, не наркотики, не национальное богатство. Жесткий контроль действует на ввозе — строго следят за тем, чтобы была уплачена государственная пошлина за продажу именно ввезенных вещей.